Главная Статьи Вокруг кино Танцуют все!
Танцуют все!

Онлайновый журнал «Суперстиль» №78/2010.

 

ТАНЦУЮТ ВСЕ!

Танцы на большом экране

Танец – это движение. Кино – это тоже движение. Ещё на заре кинематографа режиссёры смекнули, что показанный в кадре танец способен оживить даже самый скучный фильм. А потом появился звук, и значит, музыка. Родился особый жанр – музыкально-танцевальное кино, перед которым открылись поистине безграничные перспективы.

30-40-е годы прошлого века по праву считаются золотой эпохой мюзикла. Голливудские кинематографисты охотно экранизировали бродвейские спектакли и снимали бенефисы признанных мастеров эстрады. Одной из знаковых лент того периода можно назвать эксцентрическую комедию «Давайте потанцуем» (1937) с участием Фреда Астера и Джинджер Роджерс, которые умудрялись отбивать чечётку, даже катаясь на роликах, а музыку к фильму написал великий Джордж Гершвин.

У королей американского степа было немало подражателей по всему миру. Об одной такой паре, встретившейся на сцене спустя годы, рассказал Федерико Феллини в романтической драме «Джинджер и Фред» (1986). Особую грусть фильму придаёт тот факт, что это была последняя совместная работа великого итальянского трио – Феллини, Мастроянни и Мазины. О судьбе пожилого чечёточника, всеми забытого и покинутого, нам поведал и Карен Шахназаров в своём «Зимнем вечере в Гаграх» (1985).

Художественных фильмов, основанных на балетных номерах, не так уж и много, что неудивительно: классический балет сам по себе чересчур академичен и в чём-то сродни спорту – все сюжетные перипетии отходят на второй план, а зритель сидит и подсчитывает обороты и оценивает сложность того или иного пируэта. Биографические ленты о выдающихся балеринах почти всегда проваливаются – вспомнить хотя бы нашу «Анну Павлову» (1983), попсовую до неприличия. А вот ненавязчивые балетные вкрапления могут придать изысканность даже незамысловатой лирической фантазии («31 июня», 1978) или детской сказке («Синяя птица», 1976).

Пожалуй, лучше всех адаптировать балет к языку кинематографа удалось Роберту Уайзу и Джерому Роббинсу. В своей «Вестсайдской истории» (1961), криминальной мелодраме на музыку Леонарда Бернстайна, режиссёры удачно разбавили классический балет джазом и акробатикой. Многие из их хореографических находок с успехом эксплуатировались и в последующие годы в фильмах самой разной тематики («Иисус Христос – Суперзвезда» 1973, «Кошки» 1998, «Мамма Миа!» 2008). Особняком стоит фильм-клип Майкла Джексона «Триллер» (1982) – признанный шедевр видеоискусства, идеальный сплав весьма сложного в постановке танцевального номера и стильного короткометражного «ужастика».

У голливудского мюзикла был и свой «серебряный век». В 1977 году на экраны вышла лента «Лихорадка субботнего вечера» с юным Джоном Траволтой и песнями сладкоголосых Bee Gees. Тотчас же началась повальная мода на диско и на романтические комедии о молодых и красивых людях, оттягивающихся на дискотеках. Ну а если диско отплясывает на барной стойке неугомонная девчушка, мечтающая стать балериной, а за кадром звучат убойные хиты Джорджо Мородёра, то зажигать будем от яркой и красочной «Вспышки» (1983).

А ещё в барах и ночных клубах танцуют стриптиз. Героини большинства фильмов про стриптиз – эдакие «бедные овечки», которые за краюху хлеба вынуждены развлекать похотливых извращенцев, а тут ещё бандиты, продажные копы, побои и поборы… В финале «овечки» выходят на большую сцену, производят фурор и выходят замуж за поклонников-миллионеров (вроде не извращенцев), а зрители рыдают от умиления. Таков лейтмотив «Танцев в «Голубой игуане» (2000) и «Шоугёрлз» (1995). Наиболее удачным в этом ряду можно назвать фильм, который так и называется – «Стриптиз» (1996), да и то благодаря играющей в нём Деми Мур.

Народные танцы на большом экране представлены не так широко, если только в сказках и развесёлых комедиях. В «Варваре-красе, Длинной косе» (1969) и «Садко» (1952) в пляс под гусли пускаются всякие разные обитатели подводного мира. Танцуют все и в бессмертном гайдаевском опусе «Иван Васильевич меняет профессию» (1973). А вот в Индии, похоже, ещё не сняли ни одного фильма, в котором бы никто не пел и не танцевал, причём даже современные европейские ритмы там подвергаются тщательной фольклорной обработке. Самая танцевальная картина мейд ин Болливуд настойчиво повелевает зрителю присоединиться ко всеобщему празднику – «Танцуй, танцуй» (1987).

Какой фильм ассоциируется у большинства зрителей с танго? Правильно, «Последнее танго в Париже» (1972), брутальная натуралистическая мелодрама Бернардо Бертолуччи. Собственно танцев в фильме почти нет, здесь танго – это метафора, это вихрь первозданных страстей, отрицание всех запретов, реализация самых смелых и потаённых желаний, смертельно опасная игра.

Вообще, парные танцы всегда окрашены в эротические тона. Танцуя, партнёры присматриваются, оценивают друг друга – уверен ли в себе кавалер, темпераментна ли дама, чувствуют ли они ритм, слажены ли их движения. Одна загвоздка: кто-то из партнёров всегда танцует лучше, кто-то хуже, а чаще бывает, что оба к выдающимся танцорам никак не относятся. Для таких вот «увальней» и был придуман хастл – гремучая смесь из рок-н-ролла, латино и диско, в котором главное место занимает импровизация. При этом учиться хастлу несложно, особых навыков не требуется. А всемирную популярность хастл завоевал после выхода фильма «Грязные танцы» (1987) с Патриком Суэйзи, который играет учителя танцев, плавно перетекающих в нечто большее. Другой популярный хастловый фильм, снятый уже в наше время – «Шаг вперёд» (2006), повествующий о дуэте студентки балетного училища и хулиганистого уличного танцора.

Ещё один учитель танцев, уже в исполнении Антонио Бандераса («Держи ритм», 2006), тщетно пытается привить своим ученикам-подросткам любовь к сальсе, самбе и румбе – современным детишкам подавай брейк и хип-хоп. Мудрый учитель решил поэкспериментировать, и в результате родился необычный танец, впитавший в себя как классические латиноамериканские мотивы, так и лихие прыжки и выкрутасы, которые так нравятся ребятам в мешковатых штанах и бейсболках набекрень.

Бывает, что танец играет ключевую роль в фильмах серьёзных, даже трагических. Ради денег герои соглашаются на участие в изнурительном танцевальном марафоне («Загнанных лошадей пристреливают, не так ли?» Сидни Поллака, 1969). Артистка кабаре переживает личную драму на фоне поднимающего голову фашизма («Кабаре» Боба Фосса с Лайзой Минелли, 1972). Полуслепая нищая эмигрантка, находящая утешение лишь в музыке и танцах, жертвует своей жизнью, чтобы спасти сына («Танцующая в темноте» Ларса фон Триера с Бьорк, 2000).

Но прежде всего танцевальные ленты снимают для того, чтобы добавить зрителям положительных эмоций – взбодрить, настроить на романтический лад или просто напомнить, что жизнь прекрасна.

 

Роман ШИРОКОВ