Главная Статьи Вокруг кино Шорохи и вспышки
Шорохи и вспышки

Онлайновый журнал «Суперстиль» №171/2010.

 

ШОРОХИ И ВСПЫШКИ

Ночь в кадре

Ночь необычайно кинематографична. Она может быть и временем действия, и полигоном для операторских экспериментов, и метафорой, и полноправным персонажем кинокартины. Ночь приглушает тона, но обостряет чувства, манит и пугает, создаёт мечтательное настроение и заставляет бросаться в омут с головой. Всё самое интересное, таинственное, запретное происходит ночью.

Есть фильмы, действие которых укладывается в одну ночь. О семейном кризисе повествует драма «Ночь» (1960, режиссёр М. Антониони) – уставшие друг от друга и от жизни в целом супруги всю ночь напролёт пытаются выяснить отношения, но поезд ушёл – и с первыми лучами солнца их любовь, как в злой и циничной сказке, умирает навсегда. Герой авантюрного триллера «В ночи» (1985, режиссёр Джон Лэндис) освобождается от груза бытовых неурядиц весьма оригинальным способом – за одну короткую ночь заводит интрижку с соблазнительной блондинкой, а та уже втягивает шаловливого простака в водоворот опасных событий, где на карту поставлены миллионы долларов. Пацаны из культового подросткового боевика «Воины» (1979, режиссёр У. Хилл) пробираются домой сквозь самые мрачные кварталы Нью-Йорка, где не действуют никакие законы. Простой мужичонка, герой трагикомедии «Дзифт» (2009, режиссёр Я. Гырдев) выходит из тюрьмы после 15 лет отсидки по ложному обвинению и попадает в тоталитарную Болгарию 60-х годов. В течение ночи он переживает массу потрясений, встречает и теряет свою главную в жизни любовь и знакомится с загадочными и недобрыми личностями, а за кадром издевательски звучат бравурные советские шлягеры о скорой победе коммунизма.

Главная ночь в году, конечно же, новогодняя. Праздничных лент на новогоднюю тематику у нас снято немало, все их знают наизусть, у каждого есть своя любимая. Мужчинам подавай «Иронию судьбы» (1975, режиссёр Э. Рязанов): взвесимся на брудершафт, тёпленькая пошла, какая гадость эта ваша заливная рыба. Женщины умиляются финальным поцелуем Абдулова и Яковлевой в «Чародеях» (1982, режиссёр К. Бромберг). И те, и другие поют «Пять минут» вместе с Гурченко («Карнавальная ночь», 1956, режиссёр Э. Рязанов). И пляшут вместе с гуманоидами, прилетевшими на «Эту весёлую планету» (1973, режиссёры Ю. Сааков и Ю. Цветков).

Ещё один ночной праздник, который отмечает полмира – Сочельник. Голливудских рождественских фильмов – пруд пруди, каждый год что-нибудь новенькое выходит. Мы же вынуждены довольствоваться одной-единственной лентой про Рождество, причём снятой ещё при советской власти, и слово «Рождество» по цензурным соображениям там не упоминается ни разу. Речь идёт о «Вечерах на хуторе близ Диканьки» (1961, режиссёр А. Роу). Чёрт крадёт месяц, Солоха прячет в мешки любовников, Пасюку в раззявленный рот сами залетают галушки… Да, умели раньше славяне встречать светлый праздник Рождества Христова.

Вообще, в тёмное время суток активизируется всякая нечисть, поэтому действие большинства «ужастиков» происходит именно ночью. Дракула, Франкенштейн, Носферату, зомби, вампиры, оборотни, гоблины, гремлины, лешие, домовые, русалки, ундины, горгульи, упыри, вурдалаки и прочие монстры и приведения без роду и племени с успехом кочуют из одного хоррора в другой. Среди множества фильмов, где малейший шорох во тьме вызывает дрожь, стоит отметить несколько знаковых. «Ночь живых мертвецов» Джорджа Ромеро (1968) – первый классический триллер про зомби, стильная чёрно-белая «страшилка», в которой режиссёр добился потрясающего эффекта воздействия на зрителей: у персонажей-зомби были абсолютно бессмысленные выражения лица, но их расфокусированные мертвецкие глаза в свете ночных огней горели адским пламенем. «Американский оборотень в Лондоне» уже упомянутого Джона Лэндиса (1981) стал прорывом в области спецэффектов – на глазах у изумлённых зрителей человек превращается в волка. Ледяной свет полной луны выхватывает детали – вот растёт клык, а вот и коготь вылез. Позже Лэндис, самый «ночной» режиссёр мирового кино, использовал своё ноу-хау при съёмке «Триллера» (1983) - фильма-клипа на песню Майкла Джексона. Наконец, наш любимый «Ночной Дозор» (2004, режиссёр Т. Бекмамбетов). Сколько бы нареканий не вызвала эта картина, она стала флагманом вечно возрождающегося российского кинематографа, и на неё по сей день равняются режиссёры и продюсеры коммерческих проектов. Не заставил себя ждать и «Дневной дозор», там действие тоже происходит в основном ночью – с постамента скатывается Колесо Обозрения, а героиня Жанны Фриске даёт мастер-класс экстремального вождения по фасаду гостиницы «Космос».

Отдельный жанр – «одиночка на ночном дежурстве». Тут трагедия в одночасье сменяется фарсом, а попавший в нестандартную ситуацию работник ночной смены оказывается придурком при исполнении. Вспомнить хотя бы нашего Шурика из «Операции Ы» (1965, режиссёр Л. Гайдай) - сначала истошно скрипящий под снежной вьюгой уличный фонарь, а потом цирк с конями. Одиночка – как правило, молодой и неопытный – может дежурить в отеле («Четыре комнаты», 1995, режиссёр К. Тарантино со товарищи), в магазине («Ночной продавец», 2004, режиссёр В. Рожнов) или в музее («Ночь в музее», 2006, Режиссёр Ш. Леви). Случается и обратный процесс – Хома Брут из «Вия» (1967, режиссёры К. Ершов и В. Кропачёв) приехал на отпевание панночки весёлый и хмельной, а потом уж ему стало не до смеха.

Слава богу, ночь – это не только кошмары и фантазии, но и время любви, страстей, романтических приключений, а иногда и роковых поступков. Вот по ночной мостовой дребезжит трамвай, в котором Бланш Дюбуа едет навстречу своей горькой судьбе («Трамвай «Желание», 1951, режиссёр Элиа Казан). Вот взбалмошная, но трогательно наивная проститутка Кабирия, в очередной раз униженная и ограбленная, бредет по ночной дороге и смеётся сквозь слёзы («Ночи Кабирии, 1957, режиссёр Ф. Феллини). Вот безудержный секс на фоне зажигательных танцев и фейерверков бразильского карнавала («Дикая Орхидея», 1992, режиссёр З. Кинг). А вот по-юношески сумбурный роман двух немолодых людей под шум ночного прибоя («Ночи в Роданте», 2008, режиссёр Дж. С. Вульф). И уж редкий летний фильм о бьющихся в унисон сердцах обходится без чернеющих аллей, колыхания листвы, танца мотыльков, стрекота цикад, лёгких посвистов электрички, вспышек маленького костерка на том берегу реки…

«Ты помнишь, как всё начиналось?» - эта строка из морской песенки Андрея Макаревича могла бы послужить эпиграфом к первой половине фильма «Титаник» (1997, режиссёр Дж. Кэмерон). Заверения о непотопляемости, выигранный в карты билет, рассадка согласно классу, прогулки по палубе, Кейт и Лео, любовь-морковь… А потом наступила роковая ночь с 14 на 15 апреля 1912 года. Тьма кромешная, звёзды висят хоть рукой собирай, голубоватое свечение коварных айсбергов – тонул бы приснопамятный чудо-лайнер днём, было бы не так страшно.

Или вот ещё пример, когда ночь усиливает эффект восприятия фильма. Самые ударные и запоминающиеся сцены милейшего фантастического блокбастера «Инопланетянин» (1982, режиссёр Стивен Спилберг) непосредственно связаны с ночью. Крутящий педали мальчик взмывает в небо, и силуэт велосипедиста виден на фоне огромной полной луны. А в финале И-Ти, прощаясь с землянами, протягивает им свой длинный шишковатый палец. И даже самый суровый и реалистично мыслящий зритель обязательно всплакнёт вместе с детьми, когда переливающийся разноцветными огоньками космолёт устремится в звёздные дали.

 

Роман ШИРОКОВ