Главная Статьи Психология и отношения Мои друзья фрики
Мои друзья фрики

Онлайновый журнал «Суперстиль» №106/2013.

 

МОИ ДРУЗЬЯ ФРИКИ

Рассказ об Игоре и Насте

У меня есть друзья – Игорь и Настя. Сейчас им за тридцать, поженились они в восемнадцать, а знают друг друга с первого класса школы. Они – клоуны. Нет, они не работают в цирке. Игорь – инженер из дышащего на ладан НИИ, Настя – младшая помощница главного бухгалтера в какой-то торговой конторке. И всё же чудят они напропалую. Игорь ходит в клетчатом костюмчике и кепчонке, как у Коровьева из «Мастера и Маргариты», его длиннющие рыжие усы завиты спиралями, а в козлиную бородку вплетены нитки мулине. У Насти половина волос зелёная, другая половина фиолетовая, она носит кружевные платьица и полосатые гетры, в одном ухе у неё три серьги, в другом пять, в носу кольцо, а на загривке вытатуировано: “Love me tender”.

Игорь и Настя очень любят Москву. Когда они едут на велосипеде, Игорь крутит педали, а Настя сидит на багажнике и пускает мыльные пузыри. Едущие за ними автомобили почему-то гудят им с особым неистовством. Когда они входят в трамвай, Игорь заботливо подсаживает жену за попу. В трамвае они дуэтом декламируют хармсовского «Иван Иваныча Самовара».

Однажды на пляже в Серебряном бору они устроили среди отдыхающих соревнование: кто быстрее надует резиновую уточку, тот получит приз – Конституцию РФ с автографами Игоря и Насти. Игорь умеет жонглировать апельсинами, жаль, только тремя. Он частенько занимается этим в разных универсамах столицы, отвлекая охранников, в то время как Настя ворует морковку и сельдерей. Они – вегетарианцы, а денег им хронически не хватает.

Денег же им не хватает, потому что они покупают неимоверное количество воздушных шариков и наклеек со смайликами. Шарики они украдкой привязывают к сумочкам женщин, которые выглядят усталыми или расстроенными. А смайлики прилепляют к чемоданам чересчур солидных мужчин с напряжёнными лицами. В жаркую погоду они выходят на Крымский мост и бросают на головы пассажиров проплывающих под мостом корабликов бумажные «бомбочки», наполненные водой. Из бумаги они ещё свёртывают самолётики голубого и розового цветов – их они отправляют в свободный полёт с колокольни в Благовещение.

Игорь и Настя целуются всегда и везде. В кино, театрах, музеях, на почте и в библиотеке, просто на улице. Больше всего они любят целоваться на перекрёстках. Пока светофор показывает красный – они стоят по стойке смирно, держась за руки. А как только загорается зелёный – ура, можно целоваться!

В прошлом году их двор превратился в месиво – там что-то раскопали, кое-как закопали, оставили после себя ямы и рытвины, повсюду – тонны мусора, грязь по уши, без болотных сапог из дому не выйти. Жильцы жаловались в Управу, но бюрократы их посылали куда подальше. Тогда Игорь и Настя выведали, где живёт глава этой самой Управы – естественно, в шикарной новостройке, – и мелками написали у него под окнами всё, что они о нём думают. Их поймали, арестовали, оштрафовали. Но двор всё же вычистили, хлам убрали, проложили дорожки, понатыкали клумбы и даже установили контейнеры для сбора собачьих какашек.

В другой раз они очутились в отделении полиции зимой, когда в Александровском саду пытались развесить кормушки для птиц. А как-то летом они затащили меня на крышу Дома на набережной. Мы зажгли фонарик и всю ночь играли в «Дурака» на раздевание. Я, разумеется, проиграл. Моё нагое тело обдувало приятной прохладой, а рубиновые кремлёвские звёзды мне подмигивали.

Недавно Игорь кое в чём признался. При этом он был абсолютно серьёзным, даже немного грустным. Они с Настей не могут иметь детей. И ещё: каждое воскресенье они ходят по педиатрическим больницам и совершенно бесплатно устраивают маленьким пациентам весёлые представления. Чтобы те хотя бы на полчаса отвлекались от печальных мыслей и звонко смеялись. …Они идут по дороге в нелепых одеждах, крепко обнявшись, обмениваясь шутками и дружескими подзатыльниками. Прохожие неодобрительно цокают языками и крутят пальцем у виска, а Игорь и Настя хохочут в ответ. Они – чудаки, фрики, взрослые дети. В их потешном мире гораздо больше светлых и ярких красок, чем у нас, куда-то зачем-то спешащих, суетящихся, вечно недовольных и раздражённых. И у них на двоих – одно большое доброе сердце.

Роман ШИРОКОВ