Главная Статьи Психология и отношения Объявляю вас...
Объявляю вас...

Онлайновый журнал «Суперстиль» №171/2014.

ОБЪЯВЛЯЮ ВАС…

Гражданские браки и загсы

 

«Съезжалися к загсу трамваи, там красная свадьба была…»

В. Маяковский, «Клоп».

 

Пожалуй, все уже успели выучить, что гражданский брак – это брак, официально зарегистрированный и признаваемый государством. А тот «гражданский брак», о котором судачат подружки на девичниках, на самом деле обзывается грубоватым протокольным словом «сожительство». Поговорим о настоящем гражданском браке, который когда-то противопоставлялся церковному или дублировал его, а сейчас в обязательном порядке существует во всех цивилизованных и светских странах мира.

Первый гражданский брак был заключён в Нидерландах в 1580 году. Маленькое королевство в центре Европы, славное морскими экспедициями и торговлей со всем миром, уже тогда отличалось терпимостью – там жили протестанты, католики, евреи – беженцы из Испании, а в портах постепенно оседали уроженцы Азии, Африки и Нового света – Америки. Государство взяло на себя функции регистрации браков и рождения детей, а представители разных конфессий могли вступать в брак, не споря из-за того, в какую церковь им идти венчаться.

В XVII веке, в эпоху пуританства гражданские браки стали заключаться и в Англии – пришедший к власти Оливер Кромвель посчитал, что церковники жируют, наживаясь на проведении венчальных обрядов, и запретил им регистрировать браки. Потом в стране произошла реставрация монархии, и вплоть до XX века законы о церковном и гражданском браке менялись то в пользу первого, то в пользу второго. Возникала жуткая путаница, дело доходило до абсурда – английских католиков заставляли венчаться в англиканских церквях. Те нашли выход – в соседней Шотландии брак признавался действительным, если найдётся хоть один свидетель, который мог бы подтвердить, что жених и невеста вступают в брачный союз по доброй воле. В шотландской деревушке на границе с Англией жил кузнец, который промышлял тем, что выслушивал амурные откровения молодых английских католиков и за звонкую монету давал бумажку, удостоверяющую законность их брака.

Во Франции институт гражданского брака появился вместе с революцией 1789 года. Этому несказанно обрадовались французские протестанты-гугеноты, чьи браки долгие годы не признавались католической церковью, а значит, и государством. Но в благом начинании таился подвох. Матримониальное делопроизводство отдали на откуп юристам и адвокатам, и бюрократическая машина заработала во всю мощь – решившим пожениться нужно было собрать неимоверное количество всевозможных справок и свидетельских показаний, составить подробнейший брачный договор, заручиться подписью нескольких чиновников – таким образом, процедура регистрации проходила в несколько этапов и могла длиться целый год.

На Руси в допетровскую эпоху церковнослужители если и фиксировали, кто из прихожан на ком женился, а кто у кого родился, то исключительно по личной инициативе. В 1724 году Пётр I издал указ, согласно которому каждый приходской поп был обязан заполнять стандартную метрическую книгу. Но учёт вёлся лишь в отношении адептов официальной православной церкви, браки старообрядцев-раскольников стали признаваться государством лишь в конце XIX века. Невенчанные в церкви не могли считаться мужем и женой. Браки сектантов, католиков, протестантов и нехристиан – иудеев, мусульман, буддистов, язычников – в царской России не регистрировались и не признавались, время от времени лишь проводилась перепись иноверцев и нацменьшинств. Межконфессиональные браки также не признавались – чтобы жениться на русской девушке, да и вообще сделать карьеру в Российской империи, иностранцу приходилось принимать православие.

Революция 1917 года отделила церковь от государства и упразднила церковный брак. Отныне государство признавало лишь браки, зарегистрированные уполномоченными чиновниками, занимавшимися оформлением паспортов и удостоверений. Так появились отделы ЗАГС (записей актов гражданского состояния) или просто загсы. Первыми гражданами молодой советской республики, заключившими брак в загсе, были народные комиссары Александра Коллонтай и Павел Дыбенко.

В тогдашних загсах не проводилось никаких торжественных обрядов – люди приходили, заявляли о своём желании зарегистрировать брак, записывались (сейчас говорят не «записываться», а «расписываться») и быстро уходили. Вступить в брак, равно как и развестись, стало так же легко, как постричься в парикмахерской. О непрочности и недолговечности спонтанных браков писал Михаил Зощенко, а позже Леонид Гайдай экранизировал его сатирический рассказ «Свадебное происшествие», включив в киноальманах «Не может быть».

В 30-50-х годах отделы ЗАГС были подчинены НКВД, а сотрудники, регистрировавшие браки, носили милицейские погоны – пожалуй, суровый вид регистраторов внушал молодожёнам, что брак – дело серьёзное, а развод – это плохо.

Во время хрущёвской «оттепели», когда подросло первое послевоенное поколение – беззаботное, мечтательное, романтичное, преисполненное самых оптимистичных надежд – работа загсов и сам процесс регистрации в корне изменились. Вместо тесных канцелярских контор, в которых заседали бездушные бюрократы, стали строиться просторные и светлые дворцы бракосочетаний. В них заиграл марш Мендельсона, а сотрудница загса – обычно корпулентная дама средних лет с алой лентой через плечо и несомненным жизненным опытом в глазах – произносила напутственную речь, пусть казённую, изобилующую терминами вроде «брачующиеся» и «ячейка советского общества», но не лишённую тёплых человеческих интонаций. Активно развивалась свадебная инфраструктура, открывались магазины для новобрачных, шофёры принялись украшать машины ленточками и куклами. Свадьбы стали сопровождаться потешными обрядами и ритуалами, частично взятыми из собственного фольклора, частично заимствованными из культур других народов СССР. Так на русских свадьбах появился кавказский тамада, а обычай вешать замок на мост и выбрасывать ключ в воду пришёл к нам из Прибалтики. Из уст в уста передавались сочинённые остряками свадебные тосты, присказки, анекдоты и песни.

Сейчас «маятник качнулся в обратную сторону», религия вновь завладела умами и сердцами многих наших соотечественников, юноши и девушки всё чащё желают обвенчаться в церкви. Но загса им избежать всё равно не удастся – по закону священники не имеют права венчать без предъявления свидетельства о заключении брака.

Самый престижный загс Москвы – Грибоедовский, расположенный в Малом Харитоньевском переулке (бывшая улица Грибоедова) близ Чистых прудов. Он действует с 1961 года. Сейчас власти Москвы готовятся открыть дворец бракосочетаний в футуристическом эллипсоиде Живописного моста. Также в планах оборудовать отдел ЗАГС в одной из башен Москва-Сити – вот уж там браки точно будут заключаться почти что на небесах.

Главный загс Казани по замыслу архитекторов, вероятно, должен ассоциироваться с домашним очагом, но местные жители в шутку называют его «Мангал-Холл» – так уж он похож на чан для жарки мяса. В Мурманской области в разгар полярной ночи распахивает двери ледяной дворец бракосочетаний – всё в нём изготовлено изо льда и снега, даже бокалы для шампанского и то ледяные.

Загс в китайском городе Шэньчжэнь являет собой стеклянный цилиндр, стоящий посреди пруда. К нему ведут мостки, а его интерьеры закручиваются в спираль. Видимо, такая конфигурация несёт в себе тайный философский смысл.

Самый большой в мире загс построен в Ашхабаде, столице Туркмении. Монументальное здание венчает огромный стеклянный шар, окружённый восьмиконечными звёздами. На 11 этажах здания находятся 6 залов регистрации брака, 7 банкетных залов, магазины по продаже свадебных нарядов, цветов и прочей атрибутики, салон красоты, фотостудия, пункт проката ювелирных украшений, много-много изолированных комнаток для женщин и фешенебельная гостиница.

А ещё во многих странах можно зарегистрировать брак вне госучреждений. Новобрачные вместе с представителем власти поднимаются в небо на воздушном шаре или вертолёте, спускаются с аквалангами в морские пучины, или просто заказывают процедуру регистрации на дом или в ресторан.

Но главное, конечно, не место, в котором заключён брак, а чтобы люди, решившие узаконить отношения, жили в мире и согласии. Штамп в паспорте или короны над головой, речь сотрудницы загса или проповедь батюшки с милым уху жениха наказом «Да убоится жена мужа своего» – всё это прекрасные стимулы, но идти по дороге счастья, крепко взявшись за руки, предстоит самим… чуть не сказал брачующимся, извините… просто двум влюблённым сердцам.

 

Роман ШИРОКОВ